close
Энергетика

Назад к углю. К чему приведет отказ США от сокращения выбросов

Борьба с глобальным потеплением отменена. Теперь лидером в альтернативной энергетике может стать Китай.

На прошлой неделе Дональд Трамп подписал указ, который стал красноречивым символом разрыва с политикой Барака Обамы. Речь идет о фактическом отказе федеральных властей США от борьбы с глобальным потеплением и ограничений на использование ископаемого топлива. За это решение придется заплатить свою цену: если Трамп будет последовательно реализовывать указ, оно может стоить США лидерства в мировой альтернативной энергетике.

Копать и качать

Америку Трампа перестали волновать проблемы изменения климата. Своим указом «О поддержке энергетической независимости и экономического роста» президент отменил или призвал пересмотреть практически все принятые Обамой документы, затрагивавшие проблемы климатических изменений. Более того, по данным СМИ, сами термины «изменение климата» и «ограничение эмиссии» [парниковых газов] негласно признаются не вполне желательными – во всяком случае, служащие Министерства энергетики США сообщили об указании не употреблять эти понятия в официальных бумагах для внешней аудитории. Планы бюджета на 2018 год предполагают урезать финансирование Агентства по защите окружающей среды почти на треть – на $2,6 млрд, и первыми под нож пойдут именно программы оценки изменения климата. Одновременно США отменяют все программы международной помощи по адаптации развивающихся стран к климатическим изменениям.

Из указа Трампа ⁠следует: вместо борьбы ⁠с изменениями климата и поддержки мировой климатической повестки США ⁠выбирают «энергетическую ⁠независимость» – всем министерствам и агентствам поручено в течение полугода подготовить список ⁠проблем, сдерживающих добычу всех видов источников ⁠энергии ⁠на территории США и определить точные меры по их устранению. Источники энергии оцениваются прежде всего с точки зрения их дешевизны и эффективности. Президент также отменяет введенный администрацией Обамы мораторий на предоставление новых лицензий по добыче угля на федеральных землях. Это означает одно – Америка должна копать и выжать из ископаемого топлива максимум, невзирая на последствия для мирового климата.

Путь в Париж

Демонстративно пренебрежительное отношение к проблеме глобального потепления особенно заметно на фоне политики прежней американской администрации. Активная позиция США стала одним из главных факторов, способствовавших заключению в 2015 году Парижского климатического соглашения. С 2020 года оно начнет определять политику по сдерживанию глобального потепления присоединившихся к нему стран. Соглашение уже ратифицировала 141 страна, а присоединились 194 – фактически весь мир (включая и Россию). Подписывая соглашение, каждая страна брала на себя добровольные обязательства внести свой вклад в общую цель – ограничить рост глобальной температуры до 2100 года двумя градусами по сравнению с доиндустриальным периодом. Каждая страна должна в ближайшие сроки представить долгосрочную стратегию ограничения выбросов и определить конкретные шаги по взятым на себя обязательствам.

Эти меры должны превратить снижение эмиссии парниковых газов в постоянный фактор экономического развития – теперь без его учета будет сложно обосновать любые крупные шаги в промышленности, энергетике, строительстве и вообще всех отраслях, связанных с выбросом парниковых газов. Появление этих общепризнанных обязательств долго было невозможно именно из-за позиции мировых лидеров по выбросам – США и Китая. Обе страны, экономика которых тесно взаимосвязана, очень осторожно подходили к вопросу любых ограничений. Обама потратил немало усилий для того, чтобы найти подход, устраивающий и Пекин, и Вашингтон. В ноябре 2014 года США и Китай объявили о согласовании мер обеих стран, направленных на изменение климата. США обязались сократить к 2030 году выбросы на 26–28% по сравнению с 2005 годом, а Китай – к тому же 2030 году достичь пика эмиссии, а долю парниковых газов по отношению к уровню ВВП снизить на 60–65% по сравнению с 2005 годом. Обязательства не были равными, но это и не предполагалось, учитывая разную структуру экономики и уровень экономического развития двух стран.

Появление таких обязательств Китая и США и готовность обеих стран закрепить достигнутый успех привела и к оперативному вступлению Парижского соглашения в силу. Когда в сентябре 2016 года США и Китай синхронно ратифицировали документ, вслед за ними последовала лавина ратификаций, хотя до этого эксперты были уверены, что соглашение вступит в силу ближе к 2020 году. Отчасти спешка объяснялась появлением на политическом горизонте Трампа, резко выступавшего против любых климатических соглашений, хотя тогда его победа и казалась чем-то из области панических прогнозов.

От чего отказываются

Ратификация соглашения требовала от США определенных действий. Одним из очевидных способов снижения выбросов становился постепенный отказ от использования угля в качестве источника электроэнергии (92% добываемого в США угля поставляется на электростанции, и его доля в энергобалансе – около 33%). Именно защитой угольной индустрии и труда шахтеров аргументирует свое решение Трамп. Но климатическое соглашение открывало перед США – так же, как и перед другими развитыми странами, – и большие возможности.

Переход на возобновляемые источники энергии – один из главных путей снижения эмиссии парниковых газов – предполагает развитие и совершенствование производства солнечных панелей, ветровых турбин и других элементов инфраструктуры возобновляемой энергетики. И здесь США, как и другие развитые страны, могли обеспечить мировую технологическую повестку на многие годы вперед. В 2015 году, по данным Bloomberg, вложения в возобновляемую энергетику в мире вдвое превысили инвестиции в электростанции, работающие на ископаемом топливе. Это уже фактор, который невозможно игнорировать.

Кроме того, важной частью Парижского соглашения должно стать создание особого фонда помощи развивающимся странам в выполнении их части обязательств – развитые страны обязались предоставить на эти цели $500 млрд с 2020 по 2025 год. За счет этих средств предполагается в том числе строительство в развивающихся странах генерации возобновляемой энергетики, а значит, и обеспечение заказами технологического сектора развитых стран. Уже сейчас в США количество рабочих мест в возобновляемой энергетике почти в пять раз превышает число работающих в традиционном энергетическом секторе.

Остаться на углях

Во время предвыборной кампании Дональд Трамп неоднократно обрушивался с критикой на Парижское климатическое соглашение и говорил о возможности выйти из этого договора. Однако после его въезда в Белый дом разговоров о том, чтобы формально покинуть соглашение, не ведется. По некоторым данным, на том, чтобы не форсировать процесс, настаивал новый госсекретарь Рекс Тиллерсон, указывавший на колоссальные репутационные издержки. Впрочем, принятый указ сам по себе делает выполнение обязательств США по договору почти невозможным. Тем интереснее, что Китай подчеркивает, что будет, несмотря ни на что, следовать сформулированным два с половиной года назад целям.

Одна из важнейших причин такого решения – уже получаемые технологические выгоды. За последние несколько лет Китай превратился в гиганта солнечной индустрии. В одном лишь 2016 году он ввел в строй почти 35 гигаватт новых солнечных мощностей, доведя установленную мощность СЭС в стране до 77,4 ГВт – и уже значительно обогнал по этому показателю США (42,4 ГВт). Во многом успехи китайских производителей обеспечили падение цен на солнечные панели. Фактически Китай превращается в технологического лидера солнечной энергетики. В частности, специализированный исследовательский центр Стэнфордского университета признал, что для эффективного развития солнечной генерации в США сотрудничество с Китаем уже является необходимостью.

Предложения Трампа сводятся к тому, чтобы отказаться от сложных решений и максимально усилить существующую традиционную энергетику. Например, снять все ограничения на добычу американского угля, нефти и газа и постараться извлечь из них как можно больше. На церемонии подписания указа 28 марта Трамп, например, говорил о трубах из американской стали, из которых будут сложены новые нефтепроводы – то есть принимаемые им меры должны способствовать развитию старой экономики угля и стали. Америка, невзирая на риски технологического отставания, устраняется от поощрения развития новой энергетики, предпочитая давно проверенную старую, хотя, возможно, некоторые коррективы в это все же внесет американский высокотехнологичный бизнес. Если указ Трампа будет полностью реализован, это создаст вероятность, что перспективы энергетического развития мира будут определять уже другие страны.

Источник: Republic

Метки : КитайПроизводствоСШАЭкология

Оставьте комментарий